Как запоминать иностранные слова?

Проблемы изучения иностранного языка

 

Способности к языкам

 

Как проходит обучение иностранному языку

 

Обучали даже в Космосе

 

Экспертиза Метода CLP

 

Certificate of quality-1

 

Необходимость запоминания иностранных слов — одна из основных задач при изучении языка. И это же является одной из самых распространённых проблем. Именно необходимостью запоминания большого количества новых слов вызван страх, заставляющий многих откладывать изучение иностранного языка или искать «волшебную таблетку».

Предлагаем Вам в разобраться в основных принципах механизма запоминания слов и узнать, что на самом деле всё обстоит не так уж страшно: в противном случае мы не справились бы даже с родным языком.

То есть, при наличии правильной структуры подачи и, соответственно, освоения лексики, необходимость в зубрёжке просто отпадает.

Как это работает? Отрывок из книги американского методолога Питера Хэгболдта, где он доходчиво объясняет механизм ассоциативных связей при изучении иностранного языка. И наши комментарии, которые дополнят Ваше представление о процессе усвоения иностранных слов. (Во времена Хэгболдта психолингвистика знала об этом значительно меньше, чем сейчас.)

Обучение иностранным языкам, как правило, происходит с опорой на родной язык учащихся. Путь «От известного к неизвестному» используется в любом обучении, не только языковом.
Но в лингвистике это правило преломляется по-своему. И чрезвычайно важно в итоге увести учащегося от подпорки в виде родного языка. Кстати, метод CLP прекрасно с этим справляется, поэтому со временем слушатель действительно начинает воспринимать иностранный язык почти как родной.

Питер Хэгболдт  «Прямые и опосредованные ассоциативные связи»

Термин «прямой» выражает отношение между звуковой стороной и значением. Ребёнок заучивает звуковую последовательность слова одновременно с его значением. Связь звукового образа слова со значением настолько тесна, что они сливаются полностью. Слово родного языка в нашем сознании представляет собой неделимую единицу.
Одним из первых сторонников реформы в преподавании иностранного языка был немец Феликс Франке. Он считал, что основной проблемой при изучении языка является овладение словарём, и пытался найти обоснованное решение её в психологии.
Франке говорит, что в родном языке понятие и слово тесно связаны. В родном языке оба пути, а именно: от понятия к слову родного языка и от слова родного языка к понятию, давно проложены. Теперь представим себе, продолжает он, что нам необходимо выучить слово иностранного языка.
Разберём пример. Надо выучить английское слово tower или французское tour. Так как всем приходилось видеть башни, у нас, очевидно, сложилось представление о постройках такого рода, и мы усвоили понятие, связанное со словом родного языка.
Если связать иностранное слово tour или tower со словом родного языка «башня» традиционным путём, восприятие этого слова будет опосредованным, так как при виде башни мы не вспомним непосредственно английское или французское слово. Мы вспомним его только лишь после слова на родном языке, которое в свою очередь вызовет иностранное слово. Следовательно, мы соединяем иностранное слово с понятием окружным путём: П (понятие) —— Р (слово родного языка) —— И (слово иностранного языка).
При прямых ассоциативных связях между понятием П и иностранным словом И, понятие П вызовет в памяти соответствующее слово иностранного языка И, и слово иностранного языка вызовет непосредственное понятие. Таким образом оказывается, что опосредованная связь П (понятие) —- Р (слово родного языка) не нужна.
При традиционном обучении мысль идёт по пути П —— Р —— И, или И —- Р —- П. Однако необходимо попытаться создать прямую связь: П —-И, или И —- П.
К сожалению, добиться прямой связи между понятием и иностранным словом не так просто, как это представляется Франке. Когда учитель показывает классу кусочек мела и одновременно произносит слово Lacraie, родное слово всё равно приходит в голову. Как указывалось выше, понятие неразрывно связано со словами родного языка. Можно отрицать или игнорировать опосредованные ассоциативные связи, но избежать их на начальной ступени обучения нельзя. Можно запретить учащемуся произносить вслух соответствующие слова родного языка, но запретить ему произносить это слово про себя – невозможно.
Очевидно, Франке недооценивает трудности, возникающие при создании прямых связей, тем не менее, его требование создать прямые ассоциативные связи между последовательностью звуков на иностранном языке и понятием правильно и имеет огромное значение. Чтобы создать прямые связи, надо проложить новый путь в нервной системе. Другого способа нет. Достичь этого можно лишь многократным использованием нового пути. Когда мы слышим новое иностранное слово несколько раз, родное слово служит ключом для раскрытия его значения. Если мы услышим иностранное слово, скажем, пятьдесят или большее количество раз, необходимость в родном слове как посреднике отпадает, ибо новая связь прочно установилась в сознании, и понимание этого слова стало непосредственным.
Когда слово, словосочетание, идиоматический оборот речи или предложение достаточно часто используется в устной или письменной речи, встречается при чтении или воспринимается на слух, его звуковой образ и значение становятся в нашем сознании неделимым целым.

Секрет установления прямых ассоциативных связей заключается в частом употреблении единицы речи.

Не только в частом употреблении, добавим от себя. «Часто» — это сугубо индивидуальный показатель. Но одно лишь частое употребление — это слишком упрощённый взгляд на задачу. Использовать словарную единицу необходимо прежде всего в смысловом контексте, поскольку мы — люди, а не мартышки, и у нас работают механизмы семантических (смысловых) полей. Хэгболдт семантические поля не рассматривает, это понятие было введено позже советской психолингвистикой.

Что такое «семантическое поле»? Предположим, есть слово «отец». С чем оно у вас ассоциируется, то есть, связывается, помимо звукового образа? С семьёй, заботой, ответственностью, отеческим ремнём, походами в зоопарк по воскресеньям? Вот это и будет ваше личное семантическое поле, внутри которого живёт слово. То есть, слово «отец» будет иметь множество связей с другими словами, и на самом глубинном уровне это семантическое поле навсегда останется исключительно вашим личным.

Семантические поля имеют множество пересечений друг с другом, что можно проиллюстрировать с помощью кругов Эйлера. Семантические поля «отец», «мать», «бабушка» встраиваются в семантическое поле значительно большего объёма — «семья». «Семья» — в «дом», «дом» — в «двор» и так далее. Слова Михаила Матусовского «С чего начинается Родина? С картинки в твоём букваре, с надёжных и верных товарищей, живущих в соседнем дворе» — совершенно провидческие с точки зрения психолингвистики.  

Глобальная задача при обучении иностранному языку заключается в том, чтобы сформировать у учащегося семантические поля нового языка, отталкиваясь от родного языка.

Поэтому изучая иностранные языки —  и об этом постоянно говорят преподаватели — больше употребляйте слова в контексте! Запоминайте фразами, а не отдельными словами. К этому ведёт слушателя и метод CLP.  

Механическое заучивание отдельно взятых слов является верной дорогой в никуда. Если что-либо и стоит заучивать, то это определённые шаблонные фразы, с помощью которых вы сможете построить разговор. «Покажите мне», «помогите мне», «скажите, пожалуйста» и так далее. Всё остальное должно прийти к вам в контексте: сначала в учебном режиме, затем в режиме практики. И не путайте для себя эти два понятия — обучение и практику. Они должны взаимодополнять друг друга, но заменить одно другим практически невозможно. Например, язык, выученный по фильмам, то есть на одной только практике, так и останется куцым, ему некуда будет развиваться. А язык, полученный строго в рамках учебного класса, будет просто мёртвым.

Поэтому непременно комбинируйте изучение языка с его практикой. И необходимость в зубрёжке слов, к которой мы приучены со школы, как к манной каше на завтрак в детском саду, отпадёт сама собой.           

 

Как запоминать английские слова